На главную К списку выставокАрхив выставок

Нейронаука

Журнальные статьи

1. Beason-Held L.L., Kraut M.A., Resnick S.M. Stability of Default-Mode Network Activity in the Aging Brain // Brain Imaging and Behavior. 2009. Vol. 3, № 2. P. 123–131.

Activity attributed to the default-mode occurs during the resting state and is thought to represent self-referential and other intrinsic processes. Although activity in default-associated regions changes across the lifespan, little is known about the stability of default-mode activity in the healthy aging brain. We investigated changes in rest-specific activity across an 8 year period in older participants in the Baltimore Longitudinal Study of Aging (BLSA) neuroimaging study. Comparison of resting-state and recognition memory PET regional cerebral blood flow conditions from baseline and 8-year follow-up shows relative stability of rest-specific activity over time in medial frontal/anterior cingulate, hippocampal and posterior cingulate regions commonly associated with the default-mode. In contrast, prefrontal, parahippocampal and occipital cortical regions, which are not typically associated with default-mode activity, show changes over time. Overall, activity in the major components of the default-mode network remains stable in healthy older individuals, a finding which may assist in identifying factors that discriminate between normal and pathological aging.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs11682-008-9054-z

2. U62187
Chen X.C. et al. Existence and characterization of Salsolinol synthase in neuronal cells and rat brain // Neurochem. J. 2013. Vol. 7, № 3. P. 192–197.

Salsolinol (1-methyl-6,7-dihydroxy-1,2,3,4-tetrahydroisoquinoline), the endogenous dopamine-derived catechol isoquinolines whose structure is similar with MPTP (1-methyl-4-phenyl-1,2,3,6-tetrahydropyridine), may be a possible candidate of dopaminergic neurotoxins to elicit Parkinson's disease (PD). Catechol isoquinolines can selectively target dopaminergic neurons, leading to dopaminergic neuronal death. However, the formation and nosogenesis of these toxins remains unclear. Salsolinol synthase is a novel enzyme which condensate dopamine and acetaldehyde to salsolinol. It is the first key enzyme in the metabolic pathway of catechol isoquinolines which directly affects salsolinol and its derivative metabolism in vivo. It is also one kind of Pictet-Spenglerase, which has been little studied and need more characterization. PC12 cells and rat brains were performed to illustrate the existence of salsolinol synthase in our study. The results indicate that salsolinol synthase is a low molecular weight protein, showing enhanced activity with increase in dopamine concentration. It is suggested that salsolinol synthase is sensitive to strong acid and stable to high-temperature. In this research, existence of salsolinol synthase was confirmed in vivo, and also provided some new evidences to elucidate the endogenous catechol isoquinoline neurotoxin substances involved in the pathogenesis of PD.

http://dx.doi.org/10.1134/S1819712413030045

3. S23534
Grillner S. et al. Worldwide initiatives to advance brain research // Nat Neurosci. 2016. Vol. 19, № 9. P. 1118–1122.

To highlight worldwide efforts to fund neuroscience research and address the growing threat of brain disorders, Nature Neuroscience asked leaders of six global brain initiatives to write about their programs.

http://dx.doi.org/10.1038/nn.4371

4. S23549
Ipekchyan N.M., Badalyan S.A. Distribution of Corticothalamic Projections from Various Somatotopic Representation Areas of the Primary Motor and Sensory Cortex // Neurosci Behav Physi. 2017. Vol. 47, № 1. P. 1–6.

The locations and distribution of corticothalamic projections from various somatotopic representation areas of the primary motor (MI) and sensory (SI) areas of the cortex were studied in cats. Efferent fibers from MI neurons (fields 4y, 6ab) were found mainly to terminate in the ventral posterolateral and posteromedial (VPL, VPM), ventrolateral (VL), and reticular (R) nuclei, located in the rostral part of the thalamus, in contrast to the situation with the SI (fields 1, 2, 3a, 3b), which projected mainly to the caudal part of the thalamus, to the VPL, VPM, and R nuclei. A lateromedial organization was demonstrated for corticothalamic connections, with the cortical representation areas of the hindlimb being located mainly in the lateral part of the VPL nucleus, those of the forelimbs in the medial part, and those of the face and head being located not only in the VPL nucleus, but also in the VM and VPM nuclei. Quantitative comparison of the distributions of corticothalamic efferent fibers from different somatotopic representation areas in MI showed that the most extensive and massive connections with the thalamic nuclei (the VPL, VL, and R) bore the motor representation of the forelimbs, followed by the hindlimbs, trunk, and, finally, the face and head, which had the minimal level of representation. In contrast to the motor representation of the forelimbs and the face and head, which had a uniform distribution of fibers in the VPL, VL and R nuclei, the number of efferent fibers for the motor representation of the hindlimbs running to the VL nucleus was 2.5 times smaller than the numbers in the VPL and R nuclei, while the representation of the trunk projected mainly to the VL. The dominance of the corticothalamic connection is evidence for a greater level of involvement of the thalamic nuclei in supporting the functional specialization of particular somatotopic representations in the MI.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs11055-016-0358-y

5. Koshino H. Coactivation of Default Mode Network and Executive Network Regions in the Human Brain // The Prefrontal Cortex as an Executive, Emotional, and Social Brain / ed. Watanabe M. Springer Japan, 2017. P. 247–276.

The executive network (EN) is activated during higher-level cognition; however, the default mode network (DMN) is deactivated during cognitive tasks. Therefore, their relationship was described as anticorrelational. During the task period, the EN increases its activity and the DMN decreases its activity, whereas the DMN is activated and the EN is deactivated during the rest period. However, recent studies reported that the two networks are not necessarily anticorrelated, and instead they actually show coactivation during some cognitive tasks. In addition, recent research also reported that the relationship between the DMN and EN dynamically changes during different phases within a cognitive task. For example, the EN and DMN regions were coactivated during a task preparation period, whereas the EN was activated and the DMN regions were deactivated during a task execution period. The results suggest that the relationship between the EN and DMN could change dynamically depending on task demands.

http://dx.doi.org/10.1007/978-4-431-56508-6_13

6. S23534
Li B. The opposite lane: a path to memories? // Nat Neurosci. 2016. Vol. 19, № 10. P. 1273–1274.

Sound information travels from auditory cortex to lateral amygdala, but a newly identified pathway runs in the opposite direction. It undergoes plasticity and is required for memory recall during auditory fear conditioning.

http://dx.doi.org/10.1038/nn.4381

7. S23479
McKinnon P.J. Topoisomerases and the regulation of neural function // Nat Rev Neurosci. 2016. Vol. 17, № 11. P. 673–679.

Topoisomerases are unique enzymes that regulate torsional stress in DNA to enable essential genome functions, including DNA replication and transcription. Although all cells in an organism require topoisomerases to maintain normal function, the nervous system in particular shows a vital need for these enzymes. Indeed, a range of inherited human neurologic syndromes, including neurodegeneration, schizophrenia and intellectual impairment, are associated with aberrant topoisomerase function. Much remains unknown regarding the tissue-specific function of neural topoisomerases or the connections between these enzymes and disease aetiology. Precisely how topoisomerases regulate genome dynamics within the nervous system is therefore a crucial research question.

http://dx.doi.org/10.1038%2Fnrn.2016.101

8. Nenadovic V. et al. Transient coordinated activity within the developing brain’s default network // Cogn Neurodyn. 2011. Vol. 5, № 1. P. 45–53.

The concept of a brain default network postulates that specific brain regions are more active when a person is engaged in introspective mental activity. Transient functional coordination between groups of neurons is thought to be necessary for information processing. Since children develop introspection as they mature, regions of the default network may establish increasing functional coordination with age, resulting in fewer fluctuations in synchronization patterns. We investigated the transient coordinated activity in regions of the default network in seventeen children aged 11 months to 17 years of age using EEG recordings while subjects were resting quietly with eyes closed. The temporal and spatial fluctuations in the phase synchrony patterns were estimated across sites associated with the default network pattern and compared to other regions. Lower variability of the spatio-temporal patterns of phase synchronization associated with the default network was observed in the older group as compared to the younger group. This indicates that functional coordination increases among regions of the default network as children develop.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs11571-010-9137-6

9. S23549
Nesterova A.A. et al. Characteristics of the Retina in Chronic Stress in Laboratory Rats of Different Age Groups // Neurosci Behav Physi. 2017. Vol. 47, № 2. P. 127–130.

The retinas of white male laboratory rats of two age groups (12 and 24 months; 10 animals in each group) subjected to chronic combined stress were studied. Animals were subjected to stress by simultaneous exposure to pulsatile light, loud noise, shaking, and movement restriction for 30 min/day for seven days. Controls consisted of retinas from intact rats of the same age (n = 20). Enucleated eyes from stressed and control animals were processed by standard histological methods; sections were stained by the Nissl method and with hematoxylin and eosin. Retinas from stressed animals of both age groups were characterized by decreases in the numbers of cells and deranged ordering of cell layers, most marked in the photoreceptor neuron and ganglion cell layers. Morphometric analysis demonstrated decreases in layer thicknesses and the numerical densities of cells in the retinas of stressed animals, both young (12 months) and old (24 months), as compared with control animals.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs11055-016-0375-x

10. S23479
Perez-Otano I., Larsen R.S., Wesseling J.F. Emerging roles of GluN3-containing NMDA receptors in the CNS // Nat Rev Neurosci. 2016. Vol. 17, № 10. P. 623–635.

GluN3-containing NMDA receptors (GluN3-NMDARs) are rarer than the 'classical' NMDARs, which are composed solely of GluN1 and GluN2 subunits, and have non-conventional biophysical, trafficking and signalling properties. In the CNS, they seem to have important roles in delaying synapse maturation until the arrival of sensory experience and in targeting non-used synapses for pruning. The reactivation of GluN3A expression at inappropriate ages may underlie maladaptive synaptic rearrangements observed in addiction, neurodegenerative diseases and other major brain disorders. Here, we discuss current evidence for these and other emerging roles for GluN3-NMDARs in the physiology and pathology of the CNS.

http://dx.doi.org/10.1038%2Fnrn.2016.92

11. S23479
Poldrack R.A. et al. Scanning the horizon: towards transparent and reproducible neuroimaging research // Nat Rev Neurosci. 2017. Vol. 18, № 2. P. 115–126.

Functional neuroimaging techniques have transformed our ability to probe the neurobiological basis of behaviour and are increasingly being applied by the wider neuroscience community. However, concerns have recently been raised that the conclusions that are drawn from some human neuroimaging studies are either spurious or not generalizable. Problems such as low statistical power, flexibility in data analysis, software errors and a lack of direct replication apply to many fields, but perhaps particularly to functional MRI. Here, we discuss these problems, outline current and suggested best practices, and describe how we think the field should evolve to produce the most meaningful and reliable answers to neuroscientific questions.

http://dx.doi.org/10.1038%2Fnrn.2016.167

12. S23534
Poulin J.-F. et al. Disentangling neural cell diversity using single-cell transcriptomics // Nat Neurosci. 2016. Vol. 19, № 9. P. 1131–1141.

Cellular specialization is particularly prominent in mammalian nervous systems, which are composed of millions to billions of neurons that appear in thousands of different 'flavors' and contribute to a variety of functions. Even in a single brain region, individual neurons differ greatly in their morphology, connectivity and electrophysiological properties. Systematic classification of all mammalian neurons is a key goal towards deconstructing the nervous system into its basic components. With the recent advances in single-cell gene expression profiling technologies, it is now possible to undertake the enormous task of disentangling neuronal heterogeneity. High-throughput single-cell RNA sequencing and multiplexed quantitative RT-PCR have become more accessible, and these technologies enable systematic categorization of individual neurons into groups with similar molecular properties. Here we provide a conceptual and practical guide to classification of neural cell types using single-cell gene expression profiling technologies.

http://dx.doi.org/10.1038/nn.4366

13. S23534
Prinz M., Priller J. The role of peripheral immune cells in the CNS in steady state and disease // Nat. Neurosci. 2017. Vol. 20, № 2. P. 136–144.

The CNS is protected by the immune system, including cells that reside directly within the CNS and help to ensure proper neural function, as well as cells that traffic into the CNS with disease. The CNS-resident immune system is comprised mainly of innate immune cells and operates under homeostatic conditions. These myeloid cells in the CNS parenchyma and at CNS-periphery interfaces are highly specialized but also extremely plastic cells that immediately react to any changes in CNS homeostasis and become reactive in the context of neurodegenerative disorders such as Alzheimer's disease or Parkinson's disease. However, when the blood-brain barrier is impaired during CNS diseases such as multiple sclerosis or altered with cerebral ischemia, peripheral adaptive and innate immune cells, including monocytes, neutrophils, T cells and B cells, can enter the CNS, where they execute distinct cell-mediated effects. On the basis of these observations, we assess strategies for targeting peripheral immune cells to reduce CNS disease burden.

http://dx.doi.org/10.1038/nn.4475

14. Sampaio A. et al. The Big Five default brain: functional evidence // Brain Struct Funct. 2014. Vol. 219, № 6. P. 1913–1922.

Recent neuroimaging studies have provided evidence that different dimensions of human personality may be associated with specific structural neuroanatomic correlates. Identifying brain correlates of a situation-independent personality structure would require evidence of a stable default mode of brain functioning. In this study, we investigated the correlates of the Big Five personality dimensions (Extraversion, Neuroticism, Openness/Intellect, Agreeableness, and Conscientiousness) and the default mode network (DMN). Forty-nine healthy adults completed the NEO-Five Factor. The results showed that the Extraversion (E) and Agreeableness (A) were positively correlated with activity in the midline core of the DMN, whereas Neuroticism (N), Openness (O), and Conscientiousness (C) were correlated with the parietal cortex system. Activity of the anterior cingulate cortex was positively associated with A and negatively with C. Regions of the parietal lobe were differentially associated with each personality dimension. The present study not only confirms previous functional correlates regarding the Big Five personality dimensions, but it also expands our knowledge showing the association between different personality dimensions and specific patterns of brain activation at rest.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs00429-013-0610-y

15. Sharaev M., Ushakov V., Velichkovsky B. Causal Interactions Within the Default Mode Network as Revealed by Low-Frequency Brain Fluctuations and Information Transfer Entropy // Biologically Inspired Cognitive Architectures (BICA) for Young Scientists. Springer, Cham, 2016. P. 213–218.

The Default Mode Network (DMN) is a brain system that mediates internal modes of cognitive activity, showing higher neural activation when one is at rest. The aim of the current work is to find a connectivity pattern between the four DMN key regions without any a priori assumptions on the underlying network architecture. For this purpose functional magnetic resonance imaging (fMRI) data from 30 healthy subjects (1000 time points from each one) was acquired and Transfer Entropy (TE) between fMRI time-series was calculated. The significant results at the group level were obtained by testing against the surrogate data. For initial 500, final 500 and total 1000 time points we found stable causal interactions between mPFC, PCC and LIPC. For some scanning intervals there are also connections from RIPC to mPFC and PCC. These results are in part conforming to earlier studies and models of effective connectivity within the DMN.

http://dx.doi.org/10.1007/978-3-319-32554-5_27

16. Sidlauskaite J. et al. Altered intrinsic organisation of brain networks implicated in attentional processes in adult attention-deficit/hyperactivity disorder: a resting-state study of attention, default mode and salience network connectivity // Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2016. Vol. 266, № 4. P. 349–357.

Deficits in task-related attentional engagement in attention-deficit/hyperactivity disorder (ADHD) have been hypothesised to be due to altered interrelationships between attention, default mode and salience networks. We examined the intrinsic connectivity during rest within and between these networks. Six-minute resting-state scans were obtained. Using a network-based approach, connectivity within and between the dorsal and ventral attention, the default mode and the salience networks was compared between the ADHD and control group. The ADHD group displayed hyperconnectivity between the two attention networks and within the default mode and ventral attention network. The salience network was hypoconnected to the dorsal attention network. There were trends towards hyperconnectivity within the dorsal attention network and between the salience and ventral attention network in ADHD. Connectivity within and between other networks was unrelated to ADHD. Our findings highlight the altered connectivity within and between attention networks, and between them and the salience network in ADHD. One hypothesis to be tested in future studies is that individuals with ADHD are affected by an imbalance between ventral and dorsal attention systems with the former playing a dominant role during task engagement, making individuals with ADHD highly susceptible to distraction by salient task-irrelevant stimuli.

http://dx.doi.org/10.1007%2Fs00406-015-0630-0

17. S23534
Vandewauw I., Voets T. Heat is absolute, cold is relative // Nat Neurosci. 2016. Vol. 19, № 9. P. 1188–1189.

In vivo imaging of the spinal cord provides insights into the coding of skin temperature. Intriguingly, while heat-responsive dorsal horn neurons encode absolute temperatures, cold-responsive neurons report relative drops.

http://dx.doi.org/10.1038/nn.4367

18. S23479
Wikenheiser A.M., Schoenbaum G. Over the river, through the woods: cognitive maps in the hippocampus and orbitofrontal cortex // Nat Rev Neurosci. 2016. Vol. 17, № 8. P. 513–523.

The hippocampus and the orbitofrontal cortex (OFC) both have important roles in cognitive processes such as learning, memory and decision making. Nevertheless, research on the OFC and hippocampus has proceeded largely independently, and little consideration has been given to the importance of interactions between these structures. Here, evidence is reviewed that the hippocampus and OFC encode parallel, but interactive, cognitive 'maps' that capture complex relationships between cues, actions, outcomes and other features of the environment. A better understanding of the interactions between the OFC and hippocampus is important for understanding the neural bases of flexible, goal-directed decision making.

http://dx.doi.org/10.1038%2Fnrn.2016.56

19. S23479
Wohleb E.S. et al. Integrating neuroimmune systems in the neurobiology of depression // Nat Rev Neurosci. 2016. Vol. 17, № 8. P. 497–511.

Data from clinical and preclinical studies indicate that immune dysregulation, specifically of inflammatory processes, is associated with symptoms of major depressive disorder (MDD). In particular, increased levels of circulating pro-inflammatory cytokines and concomitant activation of brain-resident microglia can lead to depressive behavioural symptoms. Repeated exposure to psychological stress has a profound impact on peripheral immune responses and perturbs the function of brain microglia, which may contribute to neurobiological changes underlying MDD. Here, we review these findings and discuss ongoing studies examining neuroimmune mechanisms that influence neuronal activity as well as synaptic plasticity. Interventions targeting immune-related cellular and molecular pathways may benefit subsets of MDD patients with immune dysregulation.

http://dx.doi.org/10.1038%2Fnrn.2016.69

20. 006666
Абрамова Е.В., Воронин М.В., Середенин С.Б. Радиолигандный анализ ?1 рецепторов в P2 и P3 фракциях головного мозга мышей в условиях эмоционального стресса и при введении афобазола // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2017. Т. 80. № 2. С. 3–7.

В экспериментах ex vivo методом радиолигандного анализа изучено влияние эмоционально-стрессовых воздействий хэндлинга и экспозиции в тесте «открытое поле», введения афобазола в анксиолитической дозе 5 мг/кг на специфическое связывание [3H](+)-пентазоцина с Sigmar1 в P2 и P3 фракциях головного мозга мышей линии CD-1. Афобазол через 30 мин после инъекции вызывал увеличение специфического связывания [3H](+)-пентазоцина в P2 фракции в сравнении с животными, получившими инъекцию контрольного раствора, и в P2 и P3 фракциях в сравнении с интактной группой. Хэндлинг сопровождался повышением специфического связывания [3H](+)-пентазоцина в P2 и P3 фракциях. В условиях хэндлинга и экспозиции в тесте «Открытое поле» афобазол индуцировал увеличение специфического связывания [3H](+)-пентазоцина и в P2, и в P3 фракциях в сравнении с животными, тестированными в «открытом поле» без инъекций. Установленные в присутствии афобазола изменения специфического связывания согласуются с данными о лиганд-зависимой транслокации рецептора.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28364468

21. 040597
Антоненко A.М. Психогенное головокружение // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 2. С. 50–54.

Психогенное головокружение – один из наиболее частых видов головокружения. Диагностика этого заболевания является сложной задачей, поскольку требует тщательного обследования пациента и исключения возможных органических причин головокружения. Представлено клиническое наблюдение пациентки с фобическим постуральным головокружением, которое демонстрирует эффективность ранней диагностики и адекватной терапии данного заболевания. Наиболее эффективна комплексная терапия психогенного головокружения, включающая различные психотерапевтические методики, вестибулярную реабилитацию и медикаментозную терапию. Среди лекарственных средств у пациентов с цереброваскулярным заболеванием эффективен винпоцетин. При отсутствии правильного лечения психогенное головокружение прогрессирует и может приводить к значительному ухудшению качества жизни и выраженной социальной дезадаптации пациента. Отмечается ухудшение прогноза лечения при увеличении длительности между началом заболевания и установлением диагноза.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/608

22. 009039
Асланян Е.В. и др. Спектральные характеристики ЭЭГ в динамике произвольной двигательной активности // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 2. С. 147-158.

Исследовали спектральные характеристики ЭЭГ 11 практически здоровых добровольцев-правшей при выполнении в произвольном ритме непривычных движений пальцами обеих рук. Показано, что по сравнению с состоянием покоя подготовка и реализация произвольных движений осуществляются на фоне снижения уровня активации практически всех областей коры, за исключением правой лобной, на ЭЭГ которой наблюдался отчетливый рост мощности быстрых (особенно гамма) частот независимо от того, какой рукой выполнялись движения. Это может свидетельствовать о непосредственном участии данной области в процессах планирования, инициализации и контроля произвольной двигательной активности.

https://elibrary.ru/item.asp?id=21402068

23. 023464
Бадалян А.В., Гольдфарб Ю.С. Динамика электроэнцефалографических и психофизиологических показателей при острых отравлениях нейротоксикантами на этапе реабилитации на фоне различных методов лечения // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. 2017. Т. 117. № 2. С. 53–63.

Цель исследования. Оценка динамики функциональной активности структур головного мозга, обеспечивающих когнитивные функции у больных энцефалопатией при острых отравлениях нейротоксическими веществами на этапе реабилитации. Материал и методы. Обследованы 56 больных. Основную группу составили 40 больных, для лечения которых использовали внутривенное капельное введение мексидола — 10 пациентов, комбинацию мексидола с немедикаментозными методами лечения в виде мезодиэнцефальной модуляции (МДМ) — 10 пациентов, гипербарической оксигенации (ГБО) — 10 пациентов и сочетания МДМ и ГБО — 10 больных. Группу сравнения составили 16 человек. Всем больным регистрировали ЭЭГ, вызванные слуховые (связанные с событием) потенциалы (ССП) и проводили нейропсихологическое тестирование. Результаты и заключение. Изменения ЭЭГ обнаружены у всех обследованных при большой их выраженности, отмечалось доминирование признаков нарушения функциональной активности образований диэнцефального либо мезодиэнцефального уровня. После проведенного лечения в основной группе положительная динамика была выявлена в 60% случаев. В 80% случаев положительная динамика отмечалась при использовании комбинации мексидола, МДМ и ГБО. Отрицательная динамика в основной группе отмечена в 5 (12,5%) случаях, при этом она чаще выявлялась при использовании в процессе лечения только мексидола. Результаты первичного нейропсихологического исследования показали, что в основной группе в 97,5% случаев и у 100% больных группы сравнения выявлялись нарушения когнитивной деятельности различной степени выраженности. После проведенного лечения у пациентов основной группы в 62,5% улучшились показатели по нейропсихологическим тестам, отмечалось сокращение показателей латентного периода компонентов N200, P300, нарастание амплитуды вызванных потенциалов. Таким образом, использование в лечении пациентов с энцефалопатией при острых отравлениях различными нейротоксикантами на этапе реабилитации мексидола, ГБО и МДМ приводит к улучшению показателей, отражающих функциональное состояние мозга в целом и состояние когнитивных функций.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28843315

24. 023464
Бахтерева Е.В., Широков В.А. Влияние ипидакрина (нейромидин) на электронейромиографические показатели в условиях искусственной компрессии (клинико-инструментальное исследование) // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. 2017. Т. 117. № 1. С. 25–28.

Цель исследования. Изучение влияния препарата нейромидин на изменения электронейромиографических (ЭНМГ) показателей у больных с синдромом запястного канала в условиях искусственной компрессии предплечья. Материал и методы. Обследованы 64 пациента, 46 женщин и 18 мужчин, средний возраст 50,7±4,5 года, сопоставимые по тяжести заболевания. Методом простой рандомизации они были разделены на две группы. Пациентам основной группы вводился нейромидин методом подкожной локальной периневральной терапии, пациенты второй группы (контрольная) данного лечения не получали. Для выявления особенностей влияния нейромидина на изменения ЭНМГ-показателей срединного нерва моделировались условия дополнительной искусственной компрессии срединного нерва. Результаты и заключение. Выявлено достоверное угнетение функций нерва и ухудшение ЭНМГ-показателей на фоне дополнительной компрессии, усугубление блока проведения по нервным волокнам (моторные и сенсорные). У пациентов, получавших нейромидин периневрально, отмечалось увеличение амплитуды сенсорного и в меньшей степени М-ответа, что указывает на активацию аксонального транспорта, сохранение функционирования компримированного нерва.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28384735

25. 009039
Болдырева Г.Н. и др. фМРТ и ЭЭГ реакции мозга здорового человека при активных и пассивных движениях ведущей рукой // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 5. С. 488-499.

У 17 праворуких здоровых испытуемых были исследованы электроэнцефалографические (ЭЭГ) и гемодинамические (фМРТ) реакции мозга при активных и пассивных движениях правой рукой. Были проанализированы индивидуальные и групповые ЭЭГ и фМРТ реакции на двигательные нагрузки. Установлено, что топография основного коркового фМРТ ответа, регистрирующегося в сенсомоторной области контралатерального, левого полушария, сходна при обоих видах двигательной нагрузки. Это позволяет рекомендовать использование пассивной двигательной парадигмы для картирования моторной зоны у больных с нарушениями движений. ФМРТ реакции при пассивном движении, по сравнению с активными, характеризуются большей индивидуальной вариативностью за счет большего разнообразия ответов мозжечка и подкорковых структур. Анализ ЭЭГ показал, что при пассивных движениях, так же как и активных, отмечается увеличение когерентности высокочастотного альфа-ритма в центрально-лобных отделах левого, активированного полушария. Изменения частотно-мощностных параметров ЭЭГ при активной и пассивной двигательной нагрузке в основном проявлялись в нарастании частоты и степени десинхронизации бета-колебаний и не обнаруживали соответствия с топографией основного фМРТ ответа.

https://elibrary.ru/item.asp?id=22267948

26. 040597
Вахнина A.В., Милованова A.В. Неврологические расстройства у пациентов с артериальной гипертензией и их коррекция // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 4. С. 32–37.

Неврологические расстройства у пациентов с артериальной гипертензией (АГ) могут быть вызваны как поражением головного мозга, так и сочетанными заболеваниями. Выяснение причин неврологических расстройств и их эффективное лечение способствуют повышению приверженности пациентов с АГ длительной антигипертензивной терапии, что приводит к нормализации артериального давления (АД) и снижению риска церебральных осложнений.Цель исследования – изучение причин неврологических расстройств у пациентов с АГ и эффективности их коррекции с использованием в комбинированной терапии новой диспергируемой формы винпоцетина (Кавинтон® Комфорте).Пациенты и методы. Обследовано 80 пациентов (20% мужчин и 80% женщин, средний возраст – 63±12,3 года) с неврологическими жалобами на фоне АГ. Всем пациентам был установлен диагноз «дисциркуляторная энцефалопатия» или «хроническая ишемия головного мозга» на основании наличия у них сосудистых когнитивных нарушений. При обследовании пациентов выяснено, что неврологические жалобы были обусловлены преимущественно сочетанными заболеваниями: мигрень (12% случаев), головная боль напряжения (66%), сочетание хронической головной боли напряжения и мигрени (4%).Результаты и обсуждение. Эффективное лечение сопутствующих заболеваний в сочетании с антигипертензивной терапией способствовало нормализации АД и регрессу жалоб. Наиболее выраженный эффект отмечен у 40 пациентов, у которых в комплексной терапии использован Кавинтон® Комфорте по 10 мг 3 раза в сутки.Заключение. Под влиянием терапии наблюдалось уменьшение выраженности как симптомов цереброваскулярного заболевания (сосудистые когнитивные расстройства), так и коморбидных неврологических нарушений (головная боль, головокружение и др.).

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/669

27. 023464
Волель Б.А. и др. Нейровизуализационные методы в диагностике и терапии депрессивных расстройств // Журнал неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. 2017. Т. 117. № 2. С. 163–168.

В области изучения нейробиологии униполярных депрессивных расстройств (УДР) перспективными считаются нейровизуализационные методы, особенно позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) и функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ). В статье приводится обзор современных нейровизуализационных данных, касающихся структурно-функциональных особенностей головного мозга у лиц, страдающих УДР. Результаты отдельных исследований представлены в зависимости от особенностей методов их проведения (состояние покоя, выполнение когнитивных и эмоциональных тестов) и соотнесены с основными нейробиологическими концепциями развития депрессивных расстройств. Отдельно рассмотрены возможности нейровизуализационных исследований для оценки и прогнозирования результатов антидепрессивной терапии.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28843337

28. 010322
Волчегорский И.А. Возрастные изменения содержания клеток микроглии, продуктов перекисного окисления липидов и окислительной модификации белков в конечном мозге человека на ранних этапах онтогенеза // Нейрохимия. 2017. Т. 34. № 1. С. 54–61.

Изучена возрастная динамика количества клеток микроглии и содержание продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и окислительной модификации белков (ОМБ) в полях 6 и 17 коры больших полушарий головного мозга, головке хвостатого ядра. Результаты проведенного исследования показали непрерывное нарастание плотности микроглиоцитов в структурах конечного мозга человека на этапах постнатального онтогенеза. Возрастное увеличение плотности клеток микроглии в неокортексе сопровождалось параллельным уменьшением уровня продуктов липидной пероксидации и увеличением уровня продуктов ОМБ. В хвостатом ядре возрастное увеличение количества микроглиоцитов сопровождается нарастанием содержания продуктов ПОЛ и ОМБ.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28919479

29. 040597
Вышлова A.А., Карпов A.М., Стародубцев A.И. Нейроиммунологические механизмы формирования хронического болевого синдрома // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 2. С. 113–116.

Рассматриваются механизмы формирования хронической боли в нижней части спины. Отмечено участие в развитии болевого синдрома трех патофизиологических механизмов: ноцицептивного, нейрогенного (невропатического) и психогенного. Показана роль клеточных и молекулярных изменений в заднем роге спинного мозга, соматосенсорном и дизрегуляционном механизме невропатической боли. Важную роль в формировании боли играют иммунологические процессы, в том числе нейрогуморальные (серотонинергические), гормональные (половые гормоны, специфические белки). Обобщение и изучение данных механизмов находит отражение в подходах к терапии болевых синдромов и, следовательно, требует анализа и дальнейшего исследования.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/618

30. 006632
Гнездицкий В.В., Корепина О.С., Чацкая А.В. Память, когнитивность и эндогенные вызванные потенциалы мозга: оценка нарушения когнитивных функций и объема оперативной памяти без психологического тестирования // Успехи Физиологических Наук. 2017. Т. 48. № 1. С. 3–23.

Когнитивность и нарушение памяти широко обсуждаются в литературе, особенно в психофизиологической и неврологической. В основном эта литература посвящена психофизиологическим тестам, различным шкалам. Однако инструментальные нейрофизиологические методы не так широко используются для этих целей. Данный обзор посвящен инструментальным методам нейрофизиологии, в частности методу Р 300, в оценке когнитивных функций и памяти, их возрастным особенностям и особенностям их изменениям при патологии. Метод когнитивных ВП - Р 300 представляет собой ответы мозга (с характерной латентностью 300 мс), регистрируемые в условиях опознания значимого отличающегося стимула. Этот метод облегчает обследование когнитивных функций и памяти у здоровых лиц и больных с различной выраженностью когнитивных нарушений. В обзоре показано на основе литературных и собственных данных, что оперативная (кратковременная) память и объем оперативной памяти может быть оценен с помощью показателей Р 300 в норме и при патологии. Тестирование с оценкой оперативной памяти по ЛП пика Р 300 может быть проведено и тогда, когда по каким-либо причинам проведение психологического тестирования невозможно. Наряду с этим когнитивные ВП используются для доказательной фармакотерапии нейротропных препаратов. Многоканальные регистрации Р 300 используются для локализации структур мозга, в том числе при совмещении с МРТ, участвующих в генерации компонент вызванных потенциалов и реализации когнитивных функций и памяти.

https://elibrary.ru/item.asp?id=29009466

31. 010322
Гомазков О.А. Коррекция нейрогенеза взрослого мозга. Выбор терапевтических мишеней // Нейрохимия. 2017. Т. 34. № 1. С. 5–15.

В результате эндогенного нейрогенеза возникают новые нейральные структуры, которые являются необходимыми участниками многообразных функций взрослого мозга. Нейрогенез обеспечивается большим числом регуляторных процессов, когда возникает потребность в структурной и функциональной поддержке. Адаптивный нейрогенез можно стимулировать, влияя на отдельные звенья сигналинга – нейромедиаторы, трансдукторные, транскрипционные и эпигенетические факторы. В статье анализируется информация о возможностях направленного влияния на нейрогенез в качестве нового терапевтического подхода. Нейрогенез следует рассматривать в целом как системную мишень, воздействием на которую можно коррегировать нарушенные функции при ишемии, инсульте, нейродегенеративных расстройствах, травмах, психической патологии или осуществлять адаптивную поддержку и стимуляцию нормальных физиологических функций (память, когнитивные процессы, социальная адаптация и др.).

https://elibrary.ru/item.asp?id=28919474

32. 040597
Громова A.А. и др. Синергичные нейротрофические эффекты пирацетама и тиотриазолина // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 1. С. 86–89.

Рассмотрен синергизм между ноотропным препаратом пирацетамом и препаратом метаболического действия тиотриазолином, поддерживающим энергетический метаболизм и выживание нейронов и других видов клеток. Пирацетам – ноотропный препарат, химическое производное пирролидона, применяется в неврологической, психиатрической и наркологической практике. Имеются данные о положительном действии пирацетама у больных пожилого и старческого возраста с ишемической болезнью сердца. Предположительно пирацетам стимулирует окислительно-восстановительные процессы, усиливает утилизацию глюкозы, улучшает регионарный кровоток в ишемизированных участках мозга. В результате действия препарата активизируются гликолитические процессы, повышается концентрация АТФ в мозговой ткани. Тиотриазолин – соединение, обладающее антиоксидантными, противоишемическими свойствами. Совместное применение пирацетама и тиотриазолина представляет собой инновационное направление в лечении инсульта и других поражений мозга, особенно на фоне резистентности к инсулину и высокого уровня глюкозы в крови. В статье рассмотрены нейробиологические свойства тиотриазолина и пирацетама, синергично оказывающих нейропротекторное и нейротрофическое действие.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/588

33. 040597
Данилов A.С. Сравнение эффективности серотонинергических антидепрессантов мультимодального рецепторного действия тразодона и вортиоксетина при лечении больных эндогенной депрессией (метаанализ двойных слепых рандомизированных плацебоконтролируемых исследований) // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2017. Т. 9. № 1. С. 11–19.

Селективные серотонинергические антидепрессанты мультимодального рецепторного действия – новая группа антидепрессантов, к которой относятся тразодон и вортиоксетин. Данные об их эффективности при лечении эндогенной депрессии (большого депрессивного расстройства) в настоящее время представляются довольно неопределенными. Прямые сравнительные исследования эффективности терапии тразодоном и вортиоксетином не проводились.Цель настоящего метаанализа – сравнение эффективности терапии тразодоном и вортиоксетином при лечении больных эндогенной депрессией на основании статистического обобщения результатов исследований эффективности применения каждого антидепрессанта в отдельности.Материал и методы. На основании критериев отбора из базы данных PubMed было выбрано 7 двойных слепых рандомизированных плацебоконтролируемых исследований эффективности терапии тразодоном или вортиоксетином у больных эндогенной депрессией. Исследования были разделены на две группы в зависимости от сопоставимости исходных выборок больных, методов оценки их состояния и длительности наблюдения. Сравнение эффективности терапии тразодоном и вортиоксетином проводилось на основании определения статистической значимости различий соотношения числа респондеров/нонреспондеров или ремиттеров/нонремиттеров в 1-й и 2-й группах отдельно.Результаты. 1) Сравнение показателей эффективности 8-недельной терапии в 1-й группе исследований: а) терапия тразодоном в средней дозе около 300 мг/сут значимо чаще, чем терапия вортиоксетином в средней дозе около 9 мг/сут, приводит к ослаблению депрессивной симптоматики до уровня отнесения больных в категорию респондеров; б) терапия тразодоном в средней дозе около 300 мг/сут значимо чаще, чем терапия вортиоксетином в средней дозе около 9 мг/сут, вызывает ослабление депрессивной симптоматики до уровня отнесения больных в категорию ремиттеров; в) терапия тразодоном в средней дозе около 300 мг/сут и терапия вортиоксетином в средней дозе около 18,5 мг/сут приводит к сопоставимому ослаблению депрессивной симптоматики до уровня отнесения больных в категории респондеров или ремиттеров. 2) Сравнение показателей эффективности 6-недельной терапии во 2-й группе исследований: терапия тразодоном в средней дозе около 300 мг/сут статистически значимо реже, чем терапия вортиоксетином в средней дозе около 7,5 мг/сут, сопровождается ослаблением депрессивной симптоматики до уровня отнесения больных в категорию респондеров. Валидность результатов сравнения эффективности терапии во 2-й группе исследований ограничена неполной сопоставимостью клинических и демографических характеристик исходных выборок больных.Заключение. Полученные данные свидетельствуют о большей эффективности тразодона (в дозе 300 мг/сут) по сравнению с вортиоксетином (в диапазоне доз от 5 до 10 мг/сут) и сопоставимой эффективности тразодона (в дозе 300 мг/сут) и вортиоксетина (в дозе от 15 до 20 мг/сут) при лечении больных эндогенной депрессией.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/691

34. 009039
Думенко В.Н. Функциональная роль неокортикальной активности в процессах межрегионального взаимодействия // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 1. С. 3-20.

В контексте представлений о механизмах когнитивной деятельности человека, учитывающих функциональную роль в этих процессах неокортикальной гамма-активности, среди достижений науки XXI века выделяются по крайней мере три логически связанные новые направления: 1) сочетание отведений высокочастотных колебаний гамма-диапазона (90-150 Гц) с методом функционального магнитного резонанса помогло обнаружить тесную корреляцию между уровнем мощности этих колебаний в месте отведения и уровнем оксигенации крови (ответы BOLD, blood oxygenation level dependent) в соответствующих участках, что обеспечивает оценку динамики мощности в аспекте метаболических ресурсов; 2) результаты параллельной оценки параметров гамма-активности (частота, ширина полосы, амплитуда) в сочетании как с величиной ответов BOLD, так и с концентрацией ГАМК, измеряемой с помощью магнитной резонансной спектроскопии, составили основу гипотезы об индивидуальных особенностях субъекта; 3) новые методы измерения фазовой синхронности гамма-частот привели к открытию феномена кросс-частотного взаимовлияния между фазами гамма-колебаний с тета-, альфа-волнами. Рядом авторов это явление рассматривается как основа взаимодействия различных областей, которое обеспечивается раздельными нейронными сетями, что, возможно, приближает к пониманию разных аспектов проблемы механизмов когнитивных процессов.

https://elibrary.ru/item.asp?id=21136505

35. 009039
Иваницкий Г.А. Ритмы ЭЭГ, связанные с движением и пространственным мышлением: гомологичны ли они? // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 6. С. 615-626.

В работе рассмотрена и проанализирована ритмическая картина ЭЭГ у 12 испытуемых при подавлении ими движения, а также при решении пространственно-образных задач. Из общей картины ритмов выделены ритмы частотой около 11 Гц, проявляющиеся как при пространственном мышлении, так и при подавлении движений. Выдвинута гипотеза о функциональной связи этих ритмов в двух рассматриваемых поведенческих пробах. В целях экспериментальной проверки этой гипотезы зарегистрированная ЭЭГ проанализирована путем построения Фурье-спектров, выделения независимых компонент, соответствующих разным ритмам, и определения локализации эквивалентных дипольных источников этих ритмов. Получен неожиданный вывод о существовании общего механизма торможения движений.

https://elibrary.ru/item.asp?id=22534654&

36. Князев Г.Г. и др. ЭЭГ-корреляты спонтанной мыслительной активности и автобиографических воспоминаний // Вестник Новосибирского Государственного Университета. Серия: Психология. 2014. Т. 8. № 2. С. 136–138.

https://elibrary.ru/item.asp?id=23133531

37. 006666
Ковалёв Г.И. Влияние пикамилона на ГАМК-рецепторы префронтальной коры мозга и поведение мышей C57BL/6 и BALB/c в закрытом крестообразном лабиринте // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2017. Т. 80. № 3. С. 3–9.

Изучали влияние 5-кратного введения препарата пикамилон (никотиноил-гамма-аминомасляная кислота, никотиноил-ГАМК) в дозе 200 мг/кг/день, внутрибрюшинно, на поведение мышей инбредных линий C57BL/6 и BALB/c в закрытом крестообразном лабиринте и на ГАМКA-, ГАМКB- и метаботропные глутаматные рецепторы mGlu II мембран префронтальной коры мозга. В экспериментах in vitro не обнаружено конкуренции пикамилона за ортостерические места связывания радиолигандов [G-3H]-SR95531, [G-3H](-)баклофена и [G-3H]-LY354740. В условиях теста пикамилон изменял поведение мышей «нетревожной» линии C57BL/6, сопровождающееся снижением у них специфического рецепторного связывания [G-3H](-)баклофена. Отсутствие избирательного модулирования исследовательского дефицита и повышенной тревожности у мышей BALB/c существенно отличает эффект пикамилона от специфического ноотропного действия других препаратов (пирацетама, фенотропила, пантогама, ноо-глютила, ацефена и некоторых других).

https://elibrary.ru/item.asp?id=28868587

38. 010322
Колос Е.А., Коржевский Д.Э. Неоднородность реакции на холинацетилтрансферазу в холинергических нейронах // Нейрохимия. 2016. Т. 33. № 1. С. 56–62.

Цель настоящего исследования состояла в изучении особенностей распределения фермента холин-ацетилтрансферазы (ХАТ) в холинергических структурах центральной и периферической нервной системы, на примере спинного мозга (СМ) и спинномозгового ганглия (СГ) эмбрионов (Е20), новорожденных и взрослых крыс с использованием козьих поликлональных антител. Показано, что использованные антитела к ХАТ избирательно выявляют как центральные холинергические структуры, так и периферические; выявлены холинергические нейроны, которые проявляют слабую иммунореактивность. Проведенное исследование показало, что на всех изученных сроках развития в шейном отделе СМ крыс присутствуют четыре группы холинергических нейронов: мелкие клетки задних рогов, нейроны Х пл. Рекседа, нейроны области VI–VII пл. Рекседа и клетки передних рогов. Интернейроны VI–VII пл. на всех изученных сроках развития имеют максимально выраженную реакцию на ХАТ по сравнению с другими группами холинергических клеток СМ. Обнаружена динамика увеличения количества иммунопозитивных клеток Х пл. от Е20 к раннему постнатальному и половозрелому возрасту. При исследовании периферических холинергических структур установлено, что все нейроны СГ крысы на всех изученных сроках развития экспрессируют ХАТ.

https://elibrary.ru/item.asp?id=25679377

39. 023464
Костенко Е.В. Влияние хронофармакологической терапии мелатонином (мелаксен) на динамику нарушений сна, когнитивных и эмоциональных расстройств, нейротрофического фактора мозга у пациентов в восстановительном периоде инсульта // Журнал неврологии и психиатрии им. C.С. Корсакова. 2017. Т. 117. № 3. С. 56–64.

Цель исследования. Изучить эффективность влияния хронофармакологической терапии мелатонином (мелаксен) на динамику нарушений сна, когнитивных и эмоциональных расстройств, нейротрофического фактора мозга (BDNF) с учетом уровня секреции мелатонина у пациентов с инсультом в раннем и позднем восстановительном периодах. Материал и методы. Обследованы 110 пациентов в восстановительном периоде инсульта, средний возраст — 58,4±6,4 года. Пациенты были разделены на две группы, 1-ю составили 60 больных в раннем восстановительном периоде, 2-ю — 50 пациентов в позднем восстановительном периоде. Пациенты наряду со стандартной схемой лечения получали мелаксен 3 мг/сут в течение 3 мес. Эффективность проводимой терапии оценивали на основании динамики нарушений сна, эмоционального статуса, динамики концентрации BDNF, уровня 6-сульфатоксимелатонина в моче. Результаты и заключение. Проведенное исследование продемонстрировало высокую эффективность применения мелаксена в реабилитации пациентов в раннем и позднем восстановительном периодах инсульта. Препарат достоверно повышал концентрацию BDNF, что коррелировало с улучшением сна, эмоциональным статусом, качеством жизни пациентов.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28964525

40. 009039
Лебедева Н.Н., Каримова Е.Д. Нейрофизиологические проявления состояния монотонии у операторов с различной межполушарной асимметрией альфа-активности // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 4. С. 428-438.

В работе проведено комплексное исследование состояния монотонии человека-оператора во время вождения на симуляторе с использованием психофизиологического тестирования, регистрации электрокардиограммы и электроэнцефалограммы (ЭЭГ). Было выявлено, что во время операторской деятельности вследствие развития состояния монотонии появляется специфический ЭЭГ-паттерн - повышение мощности тета-, альфа- и бета-ритмов. После 90 мин монотонной деятельности ухудшается самочувствие, снижается активность, повышается ситуативная тревожность и латентный период сложной зрительно-моторной реакции, а в состоянии покоя с закрытыми глазами выявляются признаки дремоты. Более того, эти негативные проявления состояния монотонии в большей степени проявляются у операторов с доминированием альфа-активности в левом полушарии.

https://elibrary.ru/item.asp?id=21803853

41. 006666
Логвинов И.О., Антипова Т.А., Вальдман Е.А. Сравнение защитного эффекта гимантана и амантадина при действии нейротоксина 6-гидроксидофамина в культуре клеток нейробластомы человека // Экспериментальная И Клиническая Фармакология. 2016. Т. 79. № 1. С. 12–14.

На клеточной модели болезни Паркинсона - цитотоксичности, индуцированной внесением в культуру клеток нейробластомы человека SH-SY5Y нейротоксина 6-гидроксидофамина (6-ГОДА), проведено сравнительное исследование защитных свойств нового противопаркинсонического препарата гимантана (N-(2-адамантил)-гексаметиленимина гидрохлорид) и амантадина при различных режимах внесения. Установлено, что гимантан в концентрации 10 -7 М оказывает цитопротекторный эффект при предварительном внесении в культуральную среду до добавления 6-ГОДА и при внесении сразу же после введения нейротоксина в диапазоне концентраций 10 -6 - 10 -8 М. Цитопротекторный эффект амантадина в концентрациях 10 -7 - 10 -8 М проявился только при внесении его в культуральную среду сразу после воздействия 6-ГОДА. Полученные результаты свидетельствуют о большем нейропротекторном потенциале гимантана, чем амантадина.

https://elibrary.ru/item.asp?id=25307400

42. 040597
Лутохин A.М. и др. Влияние нарушений дыхания во сне на раннее функциональное восстановление при ишемическом инсульте // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2017. Т. 9. № 1. С. 20–26.

При ишемическом инсульте потенциал реабилитации зависит как от локализации и величины инфаркта мозга, так и от многих других факторов, обеспечивающих восстановление функционирования нейронов области «ишемической полутени». Нарушения дыхания во сне (НДС) проявляются интермиттирующими эпизодами апноэ и гипопноэ, сопровождающимися гипоксемией и тканевой гипоксией, и могут замедлять раннее функциональное восстановление больных.Цель исследования – изучить влияние НДС на раннее неврологическое восстановление у пациентов с ишемическим инсультом и определить предикторы неблагоприятного функционального исхода.Пациенты и методы. Обследовано 56 пациентов (24 мужчины и 32 женщины, средний возраст – 62±15 лет) с ишемическим инсультом. Всем пациентам выполняли магнитно- резонансную томографию головного мозга. Неврологический дефицит оценивали с помощью шкалы NIHSS (National Institutes of Health Stroke Scale), модифицированной шкалы Рэнкина (mRS) при поступлении и через 3 нед. С целью выявления НДС выполняли кардиореспираторное мониторирование на 2–5-е сутки заболевания. Регистрировали общее число эпизодов НДС, апноэ, гипопноэ, индекс апное – гипопноэ (ИАГ), индекс гипоксемии (ИГ) и суммарное время, при котором артериальная сатурация была <90% (время десатурации <90%).Результаты и обсуждение. Исходно медиана оценки по NIHSS составила 6 (4; 10) баллов, по mRS – 3 (2; 5) балла. Через 3 нед средний балл по NIHSS равнялся 3 (1,5; 5), по mRS – 1 (0; 3). В зависимости от степени достигнутой функциональной независимости больные были разделены на две группы: 1-я группа (n=40) – оценка по mRS ?2 баллов (функционально независимые); 2-я группа (n=16) – оценка по mRS ?3 баллов (нуждающиеся в посторонней помощи/уходе). Группы были сопоставимы по возрасту, полу, локализации инфаркта мозга, выраженности атеросклероза сосудов головы, частоте кардиальной патологии. Вместе с тем во 2-й группе исходно имели место большая тяжесть неврологического дефицита (р=0,001), дыхательных расстройств (p<0,04) и чаще большие и средние очаги (р=0,01). Для подтверждения роли факторов, рассматриваемых в качестве предикторов неблагоприятного функционального прогноза, и выявления их конкретного вклада в исход выполнен дискриминантный анализ с включением в модель характеристик больных, имевших различие в двух группах. Показана прогностическая значимость исследованной модели в целом в отношении раннего функционального восстановления больных. При этом только количество эпизодов апноэ продемонстрировало собственную значимость как предиктора неблагоприятного прогноза.Заключение. Установлено, что число эпизодов апноэ в ночные часы >123 сопряжено с худшим функциональным восстановлением. Результаты сопоставительного анализа позволяют принять в качестве пороговой величины, сопряженной с неблагоприятным функциональным восстановлением в ранние сроки, ИАГ?25/ч-1. Именно таких пациентов можно рассматривать как кандидатов для раннего применения СРАР-терапии (терапия постоянным положительным давлением в дыхательных путях) с целью улучшения раннего функционального восстановления.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/692

43. 009039
Марченко В.Г., Зайченко М.И. Синхронизация и распространение электрических потенциалов в нейронных сетях коры мозга // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 3. С. 255-269.

На основании литературных данных предложена схема, объясняющая распространение (синхронизацию) осцилляторной активности в коре головного мозга. Основным свойством неокортекса является организация в функциональные вертикально ориентированные колонки. Между нейронами существуют прямые и обратные морфологические и функциональные связи как внутри колонки, так и между колонками. В определенных условиях внутри отдельного модуля с помощью торможения создаются временны е окна и с участием прямых и обратных связей между нейронами (возбудительных и тормозных) может генерироваться синхронизированная активность различной частоты, регистрируемая как доминирующая осцилляция. Далее активность в колонке усиливается за счет вовлечения большого числа нейронов, что выражается в виде большой амплитуды локального полевого потенциала. Информация о возникшей в единичном генераторе активности по прямым связям передается на соседний генератор или группу таких же генераторов. В соседнем генераторе происходит усиление активности и передача следующему генератору. В то же самое время по обратным связям в первичный генератор передается сигнал и там прекращается активность до начала следующего цикла. И так далее по коре. Принципиальным положением является то, что в передаче активности от одного генератора к другому участвует небольшое число элементов. По существу, активность, будь то осцилляции любой частоты или эпилептические разряды, не передается, а генерируется на месте в каждом модуле по тем характеристикам, которые ему передаются от соседей. Генерация эпилептиформных спайков происходит, если нарушен баланс между торможением, определяемым ГАМК А и ГАМК Б рецепторами. е окна и с участием прямых и обратных связей между нейронами (возбудительных и тормозных) может генерироваться синхронизированная активность различной частоты, регистрируемая как доминирующая осцилляция. Далее активность в колонке усиливается за счет вовлечения большого числа нейронов, что выражается в виде большой амплитуды локального полевого потенциала. Информация о возникшей в единичном генераторе активности по прямым связям передается на соседний генератор или группу таких же генераторов. В соседнем генераторе происходит усиление активности и передача следующему генератору. В то же самое время по обратным связям в первичный генератор передается сигнал и там прекращается активность до начала следующего цикла. И так далее по коре. Принципиальным положением является то, что в передаче активности от одного генератора к другому участвует небольшое число элементов. По существу, активность, будь то осцилляции любой частоты или эпилептические разряды, не передается, а генерируется на месте в каждом модуле по тем характеристикам, которые ему передаются от соседей. Генерация эпилептиформных спайков происходит, если нарушен баланс между торможением, определяемым ГАМК А и ГАМК Б рецепторами.

https://elibrary.ru/item.asp?id=21615576

44. 006666
Наплёкова П.Л. и др. Изучение анксиолитического и антидепрессивного действия производного бензогидразида 2,2,6,6-тетраметилпиперидона // Экспериментальная И Клиническая Фармакология. 2016. Т. 79. № 11. С. 3–6.

Проведено изучение нейрофармакологических свойств соединения 3,4,5-триметокси-N’-(2,2,6,6-тетраметилпиперидин-4-илиден)бензогидразида гидрохлорида (ЛК-998). Установлено, что указанное вещество в дозах 10 и 20 мг/кг обладает выраженной анксиолитической активностью, что проявляется в значительном возрастании длительности пребывания животных в открытых рукавах приподнятого крестообразного лабиринта (ПКЛ) и увеличении числа заходов в них. По эффективности соединение ЛК-998 в дозе 10 мг/кг не уступает афобазолу в дозе 5 мг/кг в тестах ПКЛ и закапывания шариков. В тесте вынужденной беспомощности соединение ЛК-998 в дозах 10 и 20 мг/кг не оказывает антидепрессивного эффекта. Таким образом, соединение ЛК-998 в дозе 10 мг/кг оказывает анксиолитическое и антикомпульсивное действие и по эффективности не уступает афобазолу в дозе 5 мг/кг. ЛК-998 в дозе 200 мг/кг (т.е. в 20 раз превышающей терапевтическую (10 мг/кг)) не вызывает развития побочных эффектов и признаков неврологического дефицита как через 24 ч, так и в более отдалённые сроки (4, 10 и 14 сут) после введения.

https://elibrary.ru/item.asp?id=27533435

45. 040597
Науменко A.А., Вахнина A.В. Болезнь Альцгеймера под маской инсульта // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 2. С. 100–106.

Когнитивные нарушения (КН) часто выявляются у пациентов после инсульта. Нередко в их основе лежит нейродегенеративный процесс, чаще всего – болезнь Альцгеймера (БА). Инсульт может способствовать манифестации клинически бессимптомной БА, усугубить имевшийся до инсульта когнитивный дефект либо просто проявить существовавшие до инсульта КН. В статье обсуждаются эпидемиология, факторы риска, патогенез постинсультных КН, современные методы их диагностики, а также симптоматическое и патогенетическое лечение. Наиболее информативный метод диагностики КН после инсульта – нейропсихологическое обследование, которое необходимо проводить на ранних этапах постинсультного периода (при условии ясного сознания пациента). К самым распространенным скрининговым тестам относятся краткая шкала оценки психического статуса (наиболее чувствительна для оценки когнитивной дисфункции при деменциях альцгеймеровского типа) и монреальская когнитивная шкала. Для выявления БА на доклинических стадиях используются магнитно-резонансная томография головного мозга, позитронно-эмиссионная томография, исследование цереброспинальной жидкости, генетическое тестирование. Профилактические мероприятия включают в себя регулярную физическую активность, правильное питание, достаточный уровень умственной нагрузки. Важна также профилактика инсульта и других сердечно-сосудистых заболеваний. Основные группы препаратов для лечения БА и сосудистых КН – ингибиторы ацетилхолинестеразы и антагонисты N-метил-D- аспартат-рецепторов. Целесообразно более раннее назначение глутаматергической и ацетихолинергической терапии пациентам с выраженными КН, не связанными с эмоциональными расстройствами и нарушением сознания. Препаратом, который можно расценивать не только как симптоматическое, но и как патогенетическое средство, является акатинол мемантин.

http://dx.doi.org/10.14412%2F2074-2711-2016-2-100-106

46. 040597
Нодель A.Р. Гиперсомния и циркадные нарушения при болезни Паркинсона // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 4. С. 45–50.

Повышенная дневная сонливость (гиперсомния) является одним из клинически значимых, но недостаточно изученных симптомов болезни Паркинсона (БП). Она проявляется постоянной повышенной сонливостью в течение дня и/или короткими неожиданными (непреднамеренными) засыпаниями. Гиперсомния негативно влияет на качество жизни пациентов, потенциально опасна в ситуациях, требующих повышенного внимания. Приведены современные подходы к диагностике гиперсомнии при БП. Обсуждается многофакторность ее патофизиологии у пациентов с БП. Описываются современные представления о связи гиперсомнии с дегенерацией структур мозга, участвующих в регуляции сна и бодрствования, нарушениями ночного сна, дофаминергической терапией. Приведены результаты экспериментальных и клинических исследований, подтверждающих роль циркадных механизмов в проявлении инсомнии и гиперсомнии у больных БП. Представлено клиническое наблюдение пациента с умеренно выраженными двигательными, когнитивными нарушениями, у которого ведущим фактором ухудшения повседневной жизни являлась гиперсомния. Обсуждается возможная роль циркадных нарушений в развитии гиперсомнии, а также сопутствующих мягких проявлений инсомнии и парасомнии. Клинически значимый эффект в отношении нарушений сна и бодрствования достигнут на фоне применения пролонгированного препарата мелатонина, когнитивно-поведенческой теарапии.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/671

47. 009039
Павлова О.Г. Первичная моторная кора как один из уровней построения движений // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 2014. Т. 64. № 6. С. 600-614.

Полученные за последние десятилетия данные привели к пересмотру господствовавшего в нейрофизиологии представления о первичной моторной коре (MI) как о “выходных воротах коры” для передачи двигательных команд к спинному мозгу. В противоположность этой точке зрения показано, что нейроны MI участвуют в организации двигательного поведения на всех этапах его формирования, что в топографии MI приматов зафиксированы конечные позы сложнокоординированных движений, сходных с естественным поведением. Выявленные современными методами свойства движений MI около 70 лет назад были предсказаны и обоснованы Н.А. Бернштейном. Согласно выдвинутой им концепции в ц.н.с. существуют разные уровни построения движений. Поле 4 (т.е. MI), один из этих уровней, появилось на определенном этапе эволюционного развития для решения особых двигательных задач. В подтверждение этих представлений мы приводим данные, показывающие, что: 1) MI контролирует движения, которые по своим характеристикам (способу управления и смысловому содержанию) отличаются от движений других уровней; 2) произвольные движения могут осуществляться без участия MI; 3) разные двигательные области коры связаны с разными формами двигательного поведения.

https://elibrary.ru/item.asp?id=22534653&

48. 010322
Стрекалова Т.В. Повышенное потребление жиров и холестерина как патогенетический фактор депрессии: возможные молекулярные механизмы // Нейрохимия. 2016. Т. 33. № 1. С. 33–41.

Депрессия является одним из заболеваний, приводящих к большим экономическим и социальным потерям, не все эпидемиологические факторы которого изучены. В частности, потребление повышенного уровня жиров и холестерина, характерное для “западной диеты”, может быть фактором распространенности депрессии, являясь элементом ее патогенеза. Данный обзор посвящен влиянию диеты с повышенным содержанием жиров и холестерина на риск развития этого заболевания. Рассматриваются литературные данные, указывающие на наличие общих молекулярных механизмов при депрессии и ожирении, а также работы, в которых исследовались эффекты “западной диеты” на развитие депрессивно-подобного синдрома у человека и животных.

https://elibrary.ru/item.asp?id=25679368

49. 040597
Тювина A.А., Коробкова A.Г. Сравнительная характеристика клинических особенностей депрессии при биполярном аффективном расстройстве I и II типа // Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика. 2016. Т. 8. № 1. С. 22–28.

Цель исследования – изучение клинических особенностей депрессии в рамках биполярного аффективного расстройства (БАР) I и II типа.Пациенты и методы. Обследовано 100 больных с депрессией, среди которых 25 страдали БАР I типа (БАР I), 37 – БАР II типа (БАР II), 38 –рекуррентным депрессивным расстройством (РДР, группа сравнения). Состояние больных оценивали в соответствии с диагностическими критериями аффективных расстройств по МКБ-10 и DSM-V с использованием специально разработанного опросника.Результаты. Депрессия при БАР имеет особенности, отличающие ее от РДР: половая предпочтительность (мужчины); более ранний возраст начала заболевания; меньшая длительность, но большая частота обострений; большая склонность к континуальному течению; более выраженное снижение социальной и семейной адаптации; развитие у лиц с преимущественно гипертимным преморбидом; более частая наследственная отягощенность по аффективным расстройствам, шизофрении и алкоголизму; высокая коморбидность с обменными заболеваниями и злоупотреблением психоактивными веществами; ухудшение состояния чаще в осенне-зимнее время; преобладающий тревожный аффект и выраженное снижение интересов в структуре депрессии; большая частота атипичных нарушений сна, аппетита и массы тела; высокий уровень суицидальной активности; более высокий уровень моторной заторможенности (при БАР I); относительно небольшая включенность соматических жалоб (при БАР I) и частое развитие панических атак (при БАР II).Заключение. Знание особенностей депрессии при БАР позволит проводить более точную дифференциальную диагностику и более эффективное лечение таких пациентов.

http://nnp.ima-press.net/nnp/article/view/578

50. 006666
Тюренков И.Н., Багметова В.В., Маркина Ю.В. Влияние нейроглутама на общее состояние и поведение мышей при стрессе, вызванном повторными истощающими физическими нагрузками // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2017. Т. 80. № 2. С. 8–13.

Изучено влияние нового средства с антидепрессантным, анксиолитическим и нейропротекторным действием - нейроглутама (гидрохлорид ?-фенилглутаминовой кислоты) в разных дозах на общее состояние и поведение аутбредных мышей при хроническом стрессе, вызванном повторными истощающими физическими нагрузками - принудительное плавание с грузом, масса которого составляет 18 % от массы тела до полного утомления (6 дней ежедневно однократно). Нейроглутам вводили животным внутрижелудочно (через зонд) в дистиллированной воде в дозах 13, 26 и 52 мг/кг ежедневно однократно за 1 ч до плавания. Установлено, что нейроглутам в условиях хронического стресса, вызванного повторными истощающими физическими нагрузками, при интрагастральном введении мышам в дозах 26 мг/кг и, в меньшей степени, 52 мг/кг проявляет стресс-протекторные свойства: уменьшает выраженность нарушений общего состояния и поведения животных в домашней клетке, препятствует падению массы тела, в постстрессорном периоде способствует повышению локомоторной и исследовательской активности, уменьшению проявлений тревоги в «открытом поле» и выраженности депрессивноподобного поведения в тесте «подвешивания мышей за хвост».

https://elibrary.ru/item.asp?id=28364469

51. 006666
Федотова Ю.О. Эффекты антагонистов D1- и D2-дофаминовых рецепторов на обучение крыс при дефиците андрогенов // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2017. Т. 80. № 1. С. 3–8.

Настоящая работа посвящена изучению роли D1- и D2-типов дофаминовых рецепторов в условно-рефлекторном обучении у интактных, гонадэктомированных (ГЭ) и ГЭ самцов крыс, получавших низкую дозу тестостерона пропионата. Влияние хронического введения антагониста D1-типа дофаминовых рецепторов - SCH-23390 (0,1 мг/кг внутрибрюшинно) и антагониста D2-типа дофаминовых рецепторов - сульпирид (10 мг/кг внутрибрюшинно), а также комбинации этих веществ с тестостерона пропионатом (0,5 мг/кг подкожно) в течение 14 дней на условно-рефлекторное обучение оценивалось на моделях условной реакции пассивного избегания (УРПИ) и на поведение в тесте «открытое поле». Установлено, что SCH-23390 в комбинации с тестостерона пропионатом полностью восстанавливает воспроизведение УРПИ у ГЭ крыс. При этом на фоне введения SCH-23390 в сочетании с тестостерона пропионатом у ГЭ самцов наблюдалось увеличение исследовательской активности и представленности груминга в тесте «открытое поле». Напротив, сульпирид, введенный изолированно или в комбинации с тестостерона пропионатом, еще в большей степени нарушал воспроизведение УРПИ у ГЭ крыс. Результаты настоящего исследования свидетельствуют о том, что хроническое введение сульпирида нарушает способность ГЭ самцов к формированию рефлекса пассивного избегания, а при его сочетанном введении с тестостерона пропионатом наблюдается блокирование позитивного эффекта гормонального препарата на пассивное обучение. Хроническое введение SCH-23390 (14 сут) существенно улучшает воспроизведение УРПИ при дефиците андрогенов у самцов крыс. При этом комбинированное введение SCH-23390 и тестостерона пропионатом полностью корректировало пассивное обучение у ГЭ самцов крыс.

https://elibrary.ru/item.asp?id=28364459

52. 006632
Федотчев А.И. и др. Музыкально-акустические воздействия, управляемые биопотенциалами мозга, в коррекции неблагоприятных функциональных состояний // Успехи физиологических наук. 2016. Т. 47. № 1. С. 69–79.

Представлен обзор литературных данных и результатов собственных исследований, посвященных разработке и экспериментальному тестированию технологии музыкального ЭЭГ биоуправления. Ее основу составляют музыкальные или музыкоподобные воздействия, которые организуются в строгом соответствии с текущими значениями биопотенциалов мозга самого пациента. Главное внимание уделено анализу эффективности нескольких вариантов технологии, использующих характерные и значимые для индивида узкочастотные ЭЭГ осцилляторы при коррекции неблагоприятных сдвигов функционального состояния.

https://elibrary.ru/item.asp?id=25849416

53. 04060X
Федотчев А.И. и др. Трансформация ЭЭГ-осцилляторов пациента в музыкоподобные сигналы при коррекции стресс-индуцированных функциональных состояний // Современные технологии в медицине. 2016. Т. 8. № 1. С. 93–98.

Цель исследования - сравнительная оценка эффективности трех вариантов реализации технологии музыкального нейробиоуправления, предусматривающей преобразования текущих значений ЭЭГ-осцилляторов пациента в музыкоподобные сигналы при коррекции стресс-вызванных функциональных состояний. Материалы и методы. 15 испытуемым-добровольцам, находящимся в состоянии стресса, провели три обследования. В первом обследовании испытуемым предъявляли музыкоподобные сигналы, по тембру напоминающие звуки флейты, которые плавно варьировали по высоте тона и интенсивности в прямой зависимости от текущей амплитуды доминирующего у субъекта спектрального компонента ЭЭГ - ЭЭГ-осциллятора. В двух других обследованиях такие же преобразования ЭЭГ дополнялись введением музыкальных элементов - ритма и такта. Использовали объективные (сдвиги мощности альфа-ритма ЭЭГ относительно фона) и субъективные (результаты трех тестов до и после воздействия) критерии эффективности. Результаты. Под влиянием лечебных процедур отмечено увеличение мощности альфа-ритма ЭЭГ относительно фона, сопровождаемое ростом показателей самочувствия и настроения, снижением степени эмоциональной дезадаптации и уровня стрессированности испытуемых. Наиболее выраженные эффекты выявлены при придании структурированности предъявляемым звуковым сигналам, особенно введением в них ритма 1 Гц. Заключение. Преобразование текущих значений ЭЭГ-осцилляторов пациента в музыкоподобные сигналы представляется перспективным путем повышения эффективности процедур биоуправления при коррекции разнообразных функциональных расстройств.

https://elibrary.ru/item.asp?id=25733373

54. 010322
Фрейман С.В. и др. Стрессогенные эффекты однократной инъекции физиологического раствора: системные (кровь) и центральные (фронтальная кора, дорсальный и вентральный гиппокамп) // Нейрохимия. 2016. Т. 33. № 2. С. 122–127.

В экспериментах на животных часто используют в качестве контроля группу с введением растворителя, использованного для приготовления раствора исследуемого соединения. Тем не менее, даже однократная инъекция растворителя является стрессогенным фактором (“манипуляционный стресс”), который может существенно влиять на некоторые стресс-чувствительные показатели. В исследовании представлены данные по эффектам однократной внутрибрюшинной инъекции физиологического раствора на содержание кортикостерона, метаболитов оксида азота, окислительную активность, экспрессию белка и мРНК провоспалительных цитокинов в крови и регионах мозга крыс в течение первых суток в сравнении с интактными животными. На ранних сроках значительно возрастал уровень кортикостерона в крови и вентральном гиппокампе. В крови уменьшалось содержание метаболитов оксида азота, которое было стабильно низким через 2–24 ч после инъекции. Инъекция не оказала влияние на содержание провоспалительных цитокинов в крови, однако через 24 ч во фронтальной коре более чем в 4 раза увеличивалась экспрессия мРНК ФНО-?, а экспрессия мРНК ИЛ-1? понижалась в вентральном гиппокампе и фронтальной коре на ранних сроках после инъекции. Таким образом, однократная инъекция физиологического раствора оказывает выраженное стрессорное воздействие, которое проявляется как на системном уровне, так и в стресс-чувствительных регионах мозга. Интенсивности этого стресса достаточно для активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, но недостаточно для индукции значимого воспалительного ответа. Наиболее чувствительной оказалась фронтальная кора, менее значимые изменения отмечены в вентральном гиппокампе, а дорсальный гиппокамп оказался наименее стресс-реактивным. Полученные данные указывают на необходимость учитывать и тщательно анализировать влияние “манипуляционного стресса” в экспериментах, связанных с инъекциями биологически активных веществ.

https://elibrary.ru/item.asp?id=26068862

55. 010322
Швецов А.В. и др. Исследование маркеров структурно-функциональных нарушений центральной нервной системы крыс на экспериментальной модели тиопенталовой комы // Нейрохимия. 2016. Т. 33. № 4. С. 332–336.

https://elibrary.ru/item.asp?id=26816425

56. 010322
Шпак А.А., Гехт А.Б., Головин А.В. Нейротрофический фактор головного мозга у больных с возрастной катарактой // Нейрохимия. 2016. Т. 33. № 3. С. 253–257.

Изучено содержание нейротрофического фактора головного мозга (НФГМ) в слезной жидкости,влаге передней камеры и сыворотке крови у 40 пациентов (40 глаз) с возрастной катарактой. Заборстимулированной слезной жидкости проводили пипеточным дозатором в день перед операцией,влаги передней камеры и крови – во время операции факоэмульсификации катаракты. Концентрацию НФГМ определяли методом иммуноферментного анализа. Концентрация НФГМ больных всреднем составила 121.2 ± 47.7 пг/мл в слезной жидкости, 52.2 ± 25.7 пг/мл во влаге передней камеры, 23418 ± 7645 пг/мл в сыворотке крови. Концентрация НФГМ во влаге передней камеры хорошокоррелировала с ее содержанием в слезе (коэффициент корреляции Пирсона 0.61, P < 0.000) и быламеньше ее в среднем в 0.44 ± 0.19 раза. Полученные данные могут послужить основанием для ориентировочной оценки концентрации НФГМ во влаге передней камеры по результатам исследования слезной жидкости.

https://elibrary.ru/item.asp?id=26601601

На главную К списку выставокАрхив выставок